11.09.2013

Долгожданные новинки на абонементе семейного чтения!


Лето, как это ни печально, закончилось. Осень полноправной хозяйкой вступила в свои  владения… «За окном сентябрь провода качает» – поётся в одной песне. Да, сентябрь! Немного грустно… Но как же великолепна ранняя осень: свежий воздух, пёстрые сады  и  парки, шуршание листьев под ногами… Жаль что недолго.   «Короткая,   но   дивная   пора»!  –  сказал   об   этом периоде  Ф.И. Тютчев. Скоро зарядят дожди, станет холодно и сыро… Самое время взять в руки хорошую книгу, укутаться в тёплый плед, налить себе ароматного чаю и с чистой совестью (садово-огородные дела, ура, закончились) можно погрузиться в чтение…
К счастью, у нас есть что почитать!
Для любителей творчества Людмилы Улицкой две очень серьёзные книги: «Священный мусор» и «Детство 45-53: а завтра будет счастье».
Улицкая давно завоевала сердца наших читателей. Каждую новую её книгу всегда ждут с нетерпением. «Казус Кукоцкого», «Даниэль Штайн, переводчик»,  «Зелёный шатёр» и другие произведения Людмилы Улицкой заняли особое место в русской литературе. «Священный мусор» –  книга-разговор, здесь биографические истории, выступления, интервью, очерки, размышления… Почти 500 страниц откровенного диалога с читателем  о  жизненном опыте,  приобретённых знаниях, суждений о браке, религии, смерти, любви… «Мусором жизни» называет она все события, которые были в её жизни, случайные и неслучайные встречи, собственные мысли и опыты, но «мусор» этот – «священный», потому что из этого складывается жизнь… 

«Детство 45-53: а завтра будет счастье» - это очередной социальный проект Людмилы Улицкой. Его цель очевидна — восстановление исторической памяти в России, не раз сожженной и сжигаемой до сих пор. В книге есть воспоминания о фотографиях, из которых бабушка вырезала маникюрными ножницами лица родных — тех, кого власть объявила врагами народа. Вернуть лица в наш общий семейный альбом, объяснить сегодняшним детям, кто такой Сталин, что значит «партсобрание» и «довесок», — вот благородная цель этой книги.
Эта книга — горькое лекарство. Ее трудно проглотить залпом, можно только маленькими ложечками. Десятки людей, из тех, чье детство пришлось на послевоенное десятилетие, откликнулись на призыв Людмилы Улицкой и вспомнили. Кто-то написал о своём детстве сам, чьи-то рассказы записали дети и внуки. Некоторые, как свидетельствует писательница, прислали пять страничек, другие — целые книги, настоящие эпопеи. Писем с воспоминаниями пришло больше тысячи. Самому младшему корреспонденту двенадцать лет, самому старшему — девяносто три года. Из всего этого и получился сборник.
Многие удивятся и разочаруются, когда, взяв в руки книгу, на обложке которой написано имя Улицкой, поймут, что она всего лишь автор-составитель. Но пугаться этого не стоит. Во-первых, постмодернизм давно уже нивелировал разницу между своим и чужим текстом. А значит, в определенном смысле эта книга – авторский замысел именно Улицкой, которая собирала, читала, редактировала и компоновала чужие мемуары.  
................
      Современный  библиотекарь  просто  обязан быть в курсе последних  литературных  событий и мы,  претендующие  на это звание,    спешим   познакомиться с молодыми   и    талантливыми писателями сами, и порекомендовать их своим читателям. Одна из таких книг    «Лавр» – роман Евгения Водолазкина -    финалиста премии «Большая книга». 
 Главный его герой на наших глазах проходит долгий и мучительный жизненный путь, меняя города, имена и способы мышления. Сначала он деревенский травник и лекарь Арсений, потом — псковский юродивый Устин, потом — монах Амвросий и, наконец, — отшельник Лавр. Неизменными остаются две вещи: неизбывное желание отмолить совершенный в молодости грех — невольный, но от того не менее тяжкий — и удивительный дар врачевания. Дар, который не только привлекает к нему простых людей, но и заставляет их забыть о своем страхе перед концом света, ожидаемым в 1492 году (7000 от сотворения мира).
 Евгений Водолазкин написал роман о том, как, следуя осознанной цели, человек может спастись сам и спасти тех, кто рядом. Мысль не новая, но от повторения она не делается старой. Роман показывает, что разговор о Боге, вере, любви, долге и других всем известных вещах может быть живым и свободным.
Евгений Водолазкин, доктор филологических наук, специалист по древнерусской литературе, мастерски играет с различными языковыми пластами, легко переходя со старославянского на современный русский язык. Поскольку Водолазкин не просто интересуется древнерусской литературой, но и хорошо в ней разбирается, ему удается пройти по лезвию ножа, выдержав правильный баланс между дремуче-архаичным и сверхсовременным, ироничным и трагичным.
.................
Почитателей мемуарной литературы порадует новинка из  серии «Женский портрет эпохи»  прозаика и журналиста Лидии Либединской «Зелёная лампа».
Это книга о времени, о людях, которых знала Лидия Борисовна, и о любви. О любви к Юрию Николаевичу Либединскому: "У нас с Юрием Николаевичем даже писем не осталось... Писем не было, мы всегда были вместе". Как она говорит: "Это был не брак, а роман длиною в 18 лет".
"Зеленая лампа" рассказывает нам о 20-х, 30-х годах, когда росла Лида Либединская, о ее детстве, юности, где было много и счастья, и потерь. Семье пришлось пережить арест отца Лиды — графа Бориса Дмитриевича Толстого — юриста, сотрудника Госплана, погибшего позже в сталинских лагерях.
Лидия Борисовна рассказывает о себе, своих родных, своем детстве. У нее была удивительная бабушка — дворянка, знающая несколько языков, любившая литературу, читавшая детям многое наизусть. Это она убедила Лиду еще в детстве, что "в России все от Пушкина". 
Училась Лида в московской образцовой школе, где за партами сидели, в основном, дети ответственных работников, в ее классе учился Вася Сталин. В 1937 году каждый день в классе кто-то плакал: по ночам арестовывали родителей. Но это был год 100-летия со дня гибели Пушкина. Весь год на уроках литературы ребята изучали Пушкина, многое учили наизусть. Прекрасные стихи тогда помогли детям "сохранить душевное здоровье".
"Зеленая лампа" знакомит нас с очень интересными людьми, которых хорошо знала Лидия Борисовна: Артемом Веселым, Юрием Олешей, Михаилом Светловым... Когда-то очень давно молодая поэтесса Лида Толстая пришла с тетрадкой стихов к Михаилу Светлову. Он ее встретил: "А, Льва Толстая! Заходи, старуха!". Лида не успела обидеться за "старуху", подружилась со Светловым на всю жизнь.
Государство не присвоило ей никаких званий. Но зато у нее была медаль за пятерых детей и медаль за донорство. Есть тысячи почитателей ее таланта, бесчисленные друзья. Благодаря таким людям как она, жизнь становится ярче интереснее и богаче. 
 И ещё одна книга воспоминаний. Ирина Роднина "Слеза чемпионки".
Ее имя знают все, даже те, кто не интересуется спортом. Ее образ – часть того лучшего, что составляет нашу вечную радость и гордость. 
Ирина Роднина написала книгу о себе, спорте, личной жизни и тех, кто был рядом долгие годы А еще о своих коллегах и учениках, друзьях и врагах, среди которых были наши знаменитейшие спортсмены и тренеры: Станислав Жук, Татьяна Тарасова, Елена Москвина, Илья Авербух, Олег Протопопов…  
Ирина еще в предисловии пишет, что эта ее книга очень "жесткая". Потому что она повествует о том, как Роднина всю жизнь вела непрерывное сражение со своим телом, со своим характером, а также с завистью, болью и ревностью. Фигуристка не раз обнаруживала битое стекло в коньках, намеренно подсыпанный перед ее выступлением на лед песок и набросанные кнопки, обнаруживала подмену фонограмм. Также Ирина вспоминает свои многочисленные травмы и описывает жизнь по жестким правилам советского спорта. Роднина откровенна во всем, в том числе когда пишет о семейной жизни.
«Я старалась вспомнить события своей жизни в той последовательности, в какой они происходили. Это получалось не всегда: одно воспоминание тащит за собой другое, из иного времени, что-то всплывает в памяти не один раз - видно, сильно меня зацепило. Часто я так и оставляла, не вычёркивала повторы – это ведь не дневник и не роман, это скорее разговор. А разговор, если он искренний, может быть и горячим, и сбивчивым – не корите меня за это»...
.....................
Гуляя по осеннему лесу, невольно вспоминаешь строки пушкинских стихотворений: «Унылая пора! Очей очарованье!», или «Октябрь уж наступил – уж роща отряхает последние листы с нагих своих ветвей…» Пушкин любил осень, воспел её в своих стихах. И каждому из нас, благодаря величайшему русскому поэту, осень представляется неким поэтическим праздником…
У нас в библиотеке тоже настоящий  праздник поэзии: пришло сразу несколько сборников современных поэтов: Бориса Рыжего и  Веры Полозковой, …
Героиня русского рунета Вера Полозкова пишет стихи с пяти лет.  Её творчество такое же яркое и ураганное явление, как и она сама.
Неимоверный магнетизм её обаяния и точные ритмы суждений переносятся в книгу, где каждый находит самого себя: окрылённого, расстроенного, обманутого…
Неожиданные метафоры и эпитеты, «рваные» фразы… Для любителей необычного и авангардного...

             Без всяких брошенных невзначай
           Линялых прощальных фраз:
           Давай, хороший мой, не скучай,
           Звони хоть в недельку раз.

Навеки – это всего лишь чай
          На верхние веки глаз…
Все просто, солнце, – совьет же та
          Гнездо тебе наконец.
          И мне найдется один из ста
          Красавчик или наглец.

Фатально – это ведь где фата
           И блюдечко для колец…
И каждый вцепится в свой причал
          Швартовым своим косым.
И будет взвизгивать по ночам
          Наверное даже сын.

«Любовь» – как «обувь», не замечал?
          И лучше ходить босым.


                      ***
            Свиться струйкой водопроводной –
          Двинуть к морю до холодов.
          Я хочу быть такой свободной,
          Чтобы не оставлять следов.

          Наблюдая, как чем-то броским
          Мажет выпуклый глаз заря,
         Я хочу быть немного Бродским –

       Ни единого слова зря.
И ещё одна книга стихов – «В кварталах дальних и печальных» Бориса Рыжего.
Впервые стихи Рыжего в Москве были опубликованы ровно двадцать лет назад в "Российской газете". Это довольно странно, что в правительственном органе, появились стихи тогда никому не известного свердловского стихотворца. Но в судьбе Рыжего много странного. Например, тот образ поэта-забулдыги, слегка по-есенински разгульного, который Рыжий явно культивировал в стихах, вступает в резкое противоречие с его биографией: 1988 году - чемпион среди юношей по боксу; в 1991-м поступил в Уральский горный институт и тогда же женился; в 1993-м у него родился сын; в 1996-м стал лауреатом Всероссийского пушкинского конкурса студентов; в 1997-м поступил в аспирантуру; в 2000-м окончил ее, опубликовав два десятка научных работ; принял участие в фестивале поэзии в Голландии. Но последняя строка путает на столе все счастливые карты: 7 мая 2001 года ушел из жизни...
За свою короткую жизнь он успел написать более 1300 стихотворений, стать лауреатом премий «Антибукер» и «Северная Пальмира». К сожалению, на его родине, на Урале о нем знают немногие, однако его стихи переведены на все европейские языки, а в Голландии Рыжий и вовсе стал культовым поэтом. После его смерти режиссер Алена Ван дер Хорст посвятила ему документальный фильм, а рокеры из «Де Кифт» написали песни на его стихи...  
В сборнике "В кварталах дальних и печальных" представлены стихи 1992–2001 годов, которые ясно дают понять, почему критики и почитатели называют его последним «советским» поэтом. Десятилетие, прошедшее после его гибели, принесло ему небывалые известность и признание. Строки его стихотворений разошлись цитатами и афоризмами по блогам и ЖЖ, десятки его стихов положены на музыку, о нем снимают фильмы, в театре Мастерская П.Фоменко идет культовый спектакль «Рыжий». Предлагаемый сборник, включающий также прозаическое произведение «Роттердамский дневник», адресован любителям и ценителям современной поэзии.
Благодарю за всё. За тишину.
За свет звезды, что спорит с темнотою.
Благодарю за сына, за жену.
За музыку блатную за стеною.
За то благодарю, что, скверный гость,
я всё-таки довольно сносно встречен.
И для плаща в прихожей вбили гвоздь.
И целый мир взвалили мне на плечи.
Благодарю за детские стихи.
Не за вниманье вовсе, за терпенье.
За осень. За ненастье. За грехи.
За неземное это сожаленье.
За бога и за ангелов его.
За то, что сердце верит, разум знает.
Благодарю за то, что ничего
подобного на свете не бывает.
За всё, за всё. За то, что не могу,
чужое горе помня, жить красиво.
Я перед  жизнью в тягостном долгу,
и только смерть щедра и молчалива.
За всё, за всё. За мутную зарю.
За хлеб. За соль. Тепло родного крова.
За то, что я вас всех благодарю,
         за то, что вы не слышите ни слова.
                                                         Дорогие читатели!
                             С хорошей книгой можно пережить любое ненастье!
                                       Добро пожаловать за новыми книгами.
Отправить комментарий
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...